История

Нельзя говорить о древнейшей истории господской резиденции, которую можно предполагать на месте нынешнего загородного дворца, без того, чтобы вступить на непрочную почву догадок и гипотез. Наиболее древним известным письменным источником является запись в судебных книгах от 1465 года, которая регистрирует разделение наследства Цтибора из Засмук и из Влченина, между его двумя сыновьями Петром и Вацлавом. Крепость в Льготе тогда получил Петр, который в завещании в 1492 г сделал опекуншеи своих несовершеннолетних детей свою супругу Катерину, вторым опекуном был сам Ииндржих IV из Градца. По всей вероятности, крепость купил Дивиш Боубинский из Уезда, который ее около 1530 года продал семье рыцарей Кабов из Рыбнян.

Из семьи Кабов, несомненно, наиболее интересной личностью был рьщарь Ян, способный хозяин, активный застройщик, верный габсбургский служака, который за нимал престижную должность сборщгпса налогов на бочки в Бекинской области (Речь шла об особом налоге на пиво, который был главным источником государственных доходов, предназначенных для личного потребления главы государства, и поэтому его сбор доверяли наиболее верным приверженцам короля). На недолгую жизнь Яна наложила трагический отпечаток эпидемия чумы, которая отняла у него в 1557 году пять детей. По всей вероятности, именно данное грустное событие стало основным мотивом строительства простои дворцовой капеллы на холме над прудом (сегодвяiшшй костел Святой Троицы). После смерти Яна ли Льготу унаследова его трое сьшовей Богуквал, Зикмунд и Ииржи, которые, однако, ны долж были сначала рассчитаться с стар шим сьшом Ярославом. Четыре года спустя в вечность за своим отцом последовал Зикмунд, мужчина, который бывал уездньпи начальником в гг. Хлумец-на-цидтдле, Чески-Крумлов и Гельфенбург, который, однако, неумереино предавался хорошему вину, что стало для него роковым. Семьи двух оставшихся братьев Богуквала и Ииржи жили в Льготе в ссоре. Дворец для них уже не был спокойным домом, а превратился в сцену схваток, ссор и личных нападении, при которых удар казался зачастую лучшим аргументом, чем слова. Может быть, как раз поэтому одна из подобных стычек, сохранившаяся в памяти случайных зрителен, дала возникнуть спустя некоторое время народной этимологической легенде о безбожной дворцовой даме, которую унес дьявол и трагический конец которой напоминало кровавое пятно под окном на тогдашнем белоснежном фасаде. Данное пятно мол стало причиной красного цвета штукатурки дворца. Народноеповествованиесталоосновньпи мотивом приключенческой прозы священтшса из г. Дештна, Бедржиха Камарита.

В его рассказан, однако, завязка построена на споре о вероисповедании между супругами-дворянами. данный мотив мог бы иметь реальную основу как раз в ссорах двух семей Кабов, так как в отличие от католика Богуквала Ииржи был, по всей вероятности, утраквистом - иначе нельзя объяснить конфискацию его тогдашнего имущества - Цукнштейна после битвы на Белой Горе.

В 1597 году сын Богухвала Ян купил долю своего дяди Ииржи и объединенное таким образом поместье немедленно продал Вилему Руку из Дирной. Семья Рутов, владевшая Дирной с конца 14-го века, купила в 1595 году от Рожмберков Дештну Льгота, находившаяся в их середине, все три поместья соединила и от Дештной уже никогда не отделялась. Последний из Рутов, Богуслав, как утраквист должен был после битвы на Белой Горе покинуть родину

В 1621 г. Червена Льгота была занята Антонием Брукчием, ротмистром имнераторского войска, итальянским дворянином, который, находясь на службе у Славатов, вел учет состояния конфискаций в Таборской области, а с 1621 года занимал должность начальнжагородскогогарнизонавг. Ииндржи-кув-Градец. Между ним и семьей предьщущих владельцев возник спор за имущество, который был окончательно решен только в 1630 г., когда Червена-Льгота была официально продана БрукLшю за 38 500 золотых. Данную сумму ему, однако, опять немедлен-но выплатили как неоплаченное до сих пор жалованье его полка. Ревностный католик и большой почитатель Богоматери Брукчио оказался также хорошим дипломатом и экономистом. Он успешно защищал регион от послевоенного разграбления, укрепил хозяйственное процветание Дештной грандиозным строительством курорта, от которого до сих пор сохранилась только капелла св. Иоанна Крестителя, построенная прямо над чудотворным минеральным источником. Поместье, которое стало после войны безлюдным, удалось в короткий срок опять заполнить людьми и общему урегулированию положения содействовало и инициированное Брукчием всеобщее обещание верности подданных католическому вероисповеданию. В 1639 г Брукчио умер без детей, завещав крупные дары костелу св. Отгона в г Дештной и костелу св. Иоаина Крестителя в г Градец, в котором он был также похоронен. Смерть этого владельца стала причиной того, что Льгота потеряла функцию резиденции и для всех прочих она стала скорее лишь временной квартирок.

После смерти Брукчия Червену-Льготу получила королевская палата, от которой ее в 1641 г. купил знаменный дворянин Вилем Славата из Хлума и Кошумберка, мужчина, который еще во времена своего обучения в Италии перешел от утраквизма к католицизму и который вскоре стал ревностным почитателем иезуитской духовности и образованности и верным приверженцем Габсбургов. Его напористость, дипломатическая тактичность, образованность и значительныи интеллект открыли для него вскоре путь к высокой карьере чиновника. Из королевского маршала через бургграфа на замке Карлшiейн и президента Чешской палаты он стал высшим гофмейстером императорского двора и незадолго после этого даже высшим канцлером Чешского королевства и в этой должности он, несмотря на несколько отказов от нее, остался вплоть до своей смерти. Вследствие брака с Луцией Отилией из Градца он получил одно из крупневших земельных владений тогдашней Чехии - градецкое поместье; закупленная к нему Червена-Льгота выполняла функцию загородного бельведера, места развлечении, торжеств и отдыха, в первую очередь, женщин, членов рода Славатов. Уже поколение внуков Вилема не дождалось мужских потомков. Червена-Льгота после брака второй дочери Фердинанда Вилема, старшего из внуков Вилема, Марии Маркеты, перешла в 1693 году в владение Виндишгрецов.


Вследствие устаревшего способа хозяйствования Бедржихом Арноштом Виндишгрецом и его сыном Леопольдом владение впало в крупные долги. Впоследствии опекун их несовершеннолетнего преемника Иозефа предложил продать поместье, и в 1755 году его приобрел род баронов из Гуденуса. Франтишек де Паула барон из Гуденуса вскоре приступил к многочисленным строительным мероприятиям. Были отремонтированы не только капеллы курортов в Дештной, но также тамошний костел святого Оттона, который в это время дождался дорогостоящего великолепного, до сих пор сохранившегося убранства. Дальнейшие строительные инициативы были прекрaщены пожаром Червеной-Льготы, при котором сгорели, по всей видимости, все хозяйственные здания и, по всей вероятности, было повреждено также здание дворца.

В 1776 году Льгота встретила нового владельца; им был барон Игнац Стиллфрид, прогрессивный дворянин из прусской Силезии, который вскоре продал курорт в Дештной в частное имущество, и тем самым окончательно уничтожил его прежний аристократический блеск. В историю загородного дворца он попал, в первую очередь, как хозяин и меценат стареющего композитора, одного из творцов немецкой комической оперы, Карла Диттерса из Диттерсдорфа, жизненный путь которого закончился именно в здешнем поместье. Сын Игнаца Моржиц поместье продал в 1820 году Якубу Фейту. Если у этого предприимчивого промышленника и мецената чешских художников и были в отношении Льготы какие-либо планы, то ему из них, по всей видимости, не удалось ничего осуществить. Его дочь Терезия в 1835 г. дворец опять продала, на этот раз в руки князя Гейнриха Эдуарда Шёнбург-Гартенштейна.

Гейнрих Эдуард Шёнбург-Гартенштейн, майор австрийской армии, дипломат, импе-раторско-королевский камергер, после четырехлетнего супружества с Марией Пау-линой Шварценберг овдовел и в 1823 г. женился на сестре своей первой жены Луизе. Он с ней жил во вновь купленном поместье Черновице, к которому он в 1835 году купил Червену-Льготу. Через четыре года он оба поместья соединил докупкой усадьбы Будислав. Дворцовое поместье в те времена достигло своего исторически крупневшего объема, его центром стали, однако, Черновице, которые для Гейнриха вслед за Веной стали вторым домом. Поэтому удивительно то, что он их в 1872 году продал и для своего сына Иозефа Александра сохранил из южночешского владения только Червену-Льготу. Иозеф Александр Шёнбург-Гартенштейн, императорско-королевский советник короны, подвизался также на дипломатической службе. Тем же путем шел и его младший сын и дальнейший наследник Червеной-Льготы принц Иоганн, императорский и королевский камергер, кавалер ордена золотого руна, великий князь ордена Леопольда, ордена Железной короны, великий князь Мальтийского ордена и Ордена Христова. Он отличился, в первую очередь, в должности чрезвычайного и полномочного императорско-королевского посла у Папского престола в Ватикане. Первая мировая война и впоследствии распад столь любимой монархии привели к тому, что Иоганн удалил-ся от общества в свою дорогую резиденцию - Червену-Льготу, имея достаточно времени для ее благоустройства и улучшения. В 1937 году его похоронили в здешней вновь построенной гробнице, и таким образом он избавился от тревожных событий новой воины, которая поставила грустную точку за всей дворянской историей.


После того, как в 1946 году чехословац-кое государство получило дворец, здесь была в 1946 году учреждена здравница для детей. Спустя год дворец приняла На-циональная культурная комиссия и с 1949 года он доступен общественности.